Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




Я проиграла бой со смертью…
Часть 2


          11.09.15 пятница

          Проснулась рано. В шесть часов, приведя себя в порядок, помолилась Творцу, силам небесным, нашим ангелам- хранителям, но, прежде всего, обратилась к Аструсу с мольбой. Я просила вернуть Виталика из комы, помочь ему обрести здоровье, вернуть его домой живым и здоровым, чтобы мы могли продолжить творческую работу. Я буквально умоляла его сохранить Виталику жизнь и здоровье.
          Помолившись, села " за работу". Дула в точку между копчиком и крестцом, представляя, что воздух идет в область под сердцем. Всего 600 раз. Замерзла.
          В 11 поехала в больницу. В 12 часов я у двери реанимации. Вышла врач и сказала, что Виталик пришел в сознание. "Он вышел из комы?",- "Да, но он очень тяжелый". "Так он в сознании?",- "Да, в сознании". "Я вечером приду. Прошу Вас, пустите меня к нему",- "Вечером дежурит другой врач, но я ему скажу". "Я принесла куриный бульон. Может быть ему можно?", - И врач сказала: "Да, куриный бульон можно".
          Да, состояние тяжелое, но он вернулся, родной мой, любимый мой! На душе появилось светлое пятнышко, укрепилась надежда.
          Тут же из коридора я звоню Кретову и рассказываю все, что мне известно. Он дает указание: "Для поддержания сердца надо вдувать теплый воздух ( выдыхать ха-а-а-) сначала в правую верхнюю часть сердца, а затем в правую сторону левой лопатки. Продолжить теребить мочки и разминать впадинка у пяток.
          Приехала домой, стала благодарить Аструса и просить его помочь Виталику вернуться живым и здоровым.
          Села "работать". Эта "работа" занимала все мое время за исключением поездок, быстрых перекусов и нескольких часов сна.
          Выдыхала теплый воздух в правую верхнюю часть сердца Виталика 250 раз, и столько же раз выдыхала в правую сторону левой лопатки. 10 минут мысленно теребила мочки его ушей и 8 минут разминала впадинки у пяток (по бокам).
          В 18.30 я дверей реанимации. Вышел врач, очень интересный молодой мужчина, Владимир Сергеевич. Позднее я узнала, что он вместе с Маргаритой Сергеевной "ведет" моего мужа. Он впустил меня в отделение, дал халат, и я вошла в палату.
          Он лежал такой же, как вчера, распластанный с многочисленными трубками, но он узнал меня и улыбался. Он улыбался! Его глаза сияли! К нему невозможно было подойти близко, но можно было прикоснуться к кисти левой руки ( я стояла с левой стороны кровати, а с правой стоял один из аппаратов) и, если дотянуться, то можно было погладить его по голове.
          Я гладила его по голове, целовала его левую руку и все говорила и говорила: "Милый, мой, родненький! Любимый! Ты мой самый любимый человек на свете! Ты должен знать, что я всегда с тобой! Я очень тебя люблю! Все мои мысли о тебе! Я очень скучаю и жду тебя, родной мой!".
          Он улыбался, хотя это было трудно с открытым ртом, в котором торчал шланг с клапаном, его глаза улыбались, он радовался и пытался мне что-то говорить. Беззвучно пытался сказать, но я поняла его по движению скул и щек. "Я люблю тебя!".
          -Виталичка, родной мой! Я поняла. Ты сказал: "Я люблю тебя!". Да?
          Он кивнул головой. Я целовала кисть его левой руки, гладила его по голове, а он улыбался!
          Я гладила его по голове как младенца и чего-то говорила, говорила. Но врач сказал: "Пора", и я на прощание поцеловала его руку, погладила еще по голове и вышла. Это было мое второе посещение реанимации и первая встреча с ним , находящимся в сознании, после отъезда реанимобиля. Мне стало чуточку полегче после нашего расставания, а в душе появилось светлое пятнышко.
          Тут же из коридора позвонила Юрию Васильевичу. Он сказал, что надо вдувать теплый воздух в нижнюю часть легких. Сообщила радостную информацию детям.
          Поехала домой, по пути купила успокоительные: грандаксин- дневное средство и "формулу сна"- на ночь. По пути домой зашла в храм, заказала сорокоуст и молебен "за здравие", поставила свечи Святому Пантелеймону и Матери Божьей.
          Приехав домой, обратилась с благодарностью к Аструсу, попросила его о помощи Виталику и занялась "работой". Выдыхала теплый воздух 250 раз в нижнюю часть правого легкого и столько же в низ левого легкого.
          Вечером звонок Кретову. Юрий Васильевич сообщил, что у Виталика включились ноги и уши. Надо дуть в пятки снизу, и представлять, что воздух выходит у основания черепа справа.
          Продула обе ноги Виталика по 150 раз. Помолилась Аструсу и всем остальным, попросила о помощи Виталику и в 23 часа отправилась спать, приняв успокоительное. В душе немного просветело. Надеюсь, он вернется!


          12.09.15, суббота

          Просыпалась несколько раз. Очень болят ноги, за ночь боль не проходит. Особенно болят колени и бедра. Не выдержала, встала в два часа, намазала суставы кетоналом, выпила таблетку кетонала. Надо будет начать делать уколы диклофенака. Уснула с трудом.
          Проснулась в 6. 40. Мысль о том, что Виталик вышел из комы, очень согрела. Обратилась к Аструсу с благодарностью и с мольбой о помощи Виталику. Помолилась всем остальным, "пообщалась" с ангелом -хранителем и минут через 20 села "работать". Продула обе пятки по 250 раз.
          В 10 часов позвонил Юрий Васильевич. Сказал, что ночью несколько раз настраивался на Виталика, причем это получалось автоматически. Просто вдруг начинал его чувствовать. У Виталия интенсивно отходит мокрота, но очень густая, включается голова. Надо дальше дуть воздух через пятки (прямо в пятку со стороны стопы), но выходит воздух должен по- разному. Если дуешь в левую пятку, он выходит слева у основания черепа, а если в правую пятку, то справа у основания черепа.
          Продула ноги через пятки по 250 раз каждую.
          В 12 часов я у двери реанимации. Поскольку сегодня суббота и начальства нет, меня снова пустил к Виталику. Врач ( Владимир Сергеевич) сказал, что у него очень плохое состояние, ему утром "промывали" легкие ( я не поняла, как именно, да и не расспрашивала), что мокрота очень плотная и плохо отходит. Пневмония поддается с большим трудом. Передала врачу термос с бульоном.
          Это было моя третья встреча с мужем после реанимобиля. Виталик был очень, очень слаб, у него не было сил улыбаться. Он только ненадолго открывал глаза и, еле двигая челюстями, забитыми трубкой с клапаном, сказал мне: "Я люблю тебя", и посмотрел мне прямо в глаза, а потом закрыл глаза.
          -Родной, мой! Дорогой, мой! А уж как я люблю тебя!
          Я гладила его по голове, по той части руки, в которой ничего не торчало, целовала кисть его левой руки.
          Боже мой! Через какие мучения он возвращается к жизни! Только бы выдержало сердце! Возраст серьезный. Только бы выдержало сердце!
          В аптеке больницы купила диклофенак и шприцы. Как хорошо, что у меня есть шприц-пистолет доктора Калашникова. Внутримышечные уколы я могу делать сама.
          Позвонила Кретову. Юрий Васильевич сказал, что мы поддержали сердце, что легкие очищаются, но медленно. Это и не удивительно, ибо у него большая часть правого легкого и часть левого легкого практически не работали. Были забиты эмфиземой ( он 35 лет курил и в 52 года бросил), и многочисленные тромбоэмболии сделали свое дело. Отсюда и высокое легочное давление. Он дышал верхушками легких.
          Рекомендации Кретова пока остаются прежние.
          Дула 500 раз в пятку правой ноги с выходом воздуха с правой стороны у основания черепа, и 500 раз в пятку левой ноги, с выходом воздуха с левой стороны у основания черепа.
          Устала, сделала перерыв. Обратилась к Аструсу с мольбой. Просила помочь Виталику, дать ему здоровье, сил и энергии.
          Приготовила новый бульон, и , включив компьютер, занялась работой с новой информацией. И вдруг меня осенило. А не базируются ли методы Кретова на использовании свойств физиологических пространств внутренних органов? В самом деле: если представить, что лизание сердца, которое держишь во внимании, есть импульс воздействия на физиологическое пространство сердца, то вполне возможно, что сердце воспринимает этот импульс и как-то на него реагирует. По- моему, в этом что-то есть. Надо будет подумать , но сейчас не думается. Очень уж болит душа о Виталике. Вот если бы он начал поправляться! Боже, спаси и сохрани его!
          Обратилась к Аструсу за помощью, помолилась Творцу, высшим силам и нашим ангелам-хранителям. Просила все о помощи Виталику.
          Потом обратилась к своему ангелу-хранителю. Попросила разрешения задать ему несколько вопросов. И на мой самый главный вопрос " Выздоровеет ли Виталик", он уверенно ответил: "Да". Дай Бог, чтобы это было так.
          Вечером позвонил Игорь Иванович Булипупов, наш хороший знакомый. Рассказала ему о положении дел. И он заявил, что завтра в 11.30 приедет за мной, отвезет меня в больницу, а потом доставит назад. Вот спасибо-то!
          Вечером еще по 500 раз продула организм Виталика через пятки.
          Выпила успокоительное, сделала укол диклофенака, намазала ноги кетоналом и троксевазином и улеглась спать.


          13.09.15 воскресение.

          Встала рано, около шести. Помолила Аструса и всех остальных о помощи Виталику, выпила стакан горячего чая и приступила к "работе". Продула ноги Виталика через пятки по 500 раз каждую.
          В 10 часов позвонил Юрий Васильевич. Он сказал, что у Виталика ночью была температура, его легкие включились, он сегодня активнее, чем вчера, но все равно квелый. Юрий Васильевич рекомендовал дуть в затылок и представлять, как легкие наполняются воздухом в полном объеме, особенно те зоны, которые заняты спресованой мокротой, рубцами от тромбоэмболий и пневмонией.
          Позвонила дочь, и мы договорились встретиться с ней в вестибюле больницы.
          В 11 позвонил Игорь и сообщил, что в 11.30 будет ждать мену у парадной.
          В 12часов я у двери реанимации. Это коридор с двумя скамейками, одна из которых качается, стали мне родным. Подошла дочь. Никого кроме нас в коридоре не было, и когда вышел врач, я попросила его пропустить меня к мужу "на три минутки". Пока мы шли по коридору реанимации, врач сказал, что температура ночью действительно была, да и сейчас еще есть небольшая. Состояние его тяжелое, но стабильное. Дышит за него аппарат вентиляции легких.
          На этот раз он тоже не улыбался, не было сил. Но глаза были открыты полностью, не то, что вчера. Он реагировал на мои слова, моргая и слегка покачивая головой.
          Я гладила отекшую кисть левой руки, и вдруг он поднял большой палец, на котором крепилась какая-то нашлепка с проводом. Я не поняла этот жест , погладила руку. В этот момент с правой стороны подошел Владимир Сергеевич, и спросил его: "На как самочувствие?" , и Виталик поднял большой палец правой (тоже отекшей и привязанной) руки, на котором тоже была какая-то нашлепка с проводом. Доктор его понял, он повторил этот жест энергичным движением руки и своего большого пальца и сказа: "Вот так?". И Виталик кивнул головой : "Да".
          Даже странно: распластанный как цыпленок- табака, привязанный к кровати и прицепленный к аппаратуре, за которого дышит аппарат, не имеющий сил улыбнуться, с трубкой во рту и огромным клапаном возле рта он показывает большим пальцем вверх. Жест, говорящий одно: "Все хорошо!". Может, хочет успокоить меня?
          Но я же все вижу и меня провести не так просто. Я просто чувствую, как ему тяжело. Родной мой! Почему я не поехала с тобой в реанимобиле? Может быть, ничего этого бы и не было. А так…Это была моя четвертая встреча с мужем.


Продолжение. Страница 2




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

на страницу новостей

это интересно



наши книги

аудиолекции



тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов








Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса