Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




Я проиграла бой со смертью…
Часть 1



          08.09.15 вторник


          Спала плохо. Просыпалась несколько раз с чувством беды и в 6 час. 40 минут встала. Сначала помолилась всем, попросила о помощи мужу. Особенно молила о помощи Аструса. Затем стала мысленно вылизывать легкие Виталия , слизывая с них кровь. Лизала по 40 минут каждое. Записала действия. Мысленно представляю легкие неплохо, но устает голова, потому что без реального, физического движения головы и языка у меня ничего не получается.
          Поехала в больницу. В реанимацию не пускают. С 12 до 14 можно, позвонив в кнопочку дверного звонка, дождаться выхода лечащего врача. Как это страшно, ждать у дверей реанимации врача!
          Вышла врач, молодая красивая женщина, и сказала, что у Виталия двусторонняя пневмония, он в очень тяжелом состоянии, с тяжелейшей интоксикацией, но дышит пока сам. Путается в разговорах. МНО просто сумасшедший, равен шести!
          Приехала домой, записала сказанное врачом, чтобы вечером передать все Юрию Васильевичу.
          Звонила ему вечером. Пересказала слова врача, и попросила рекомендации для дальнейших действий. Он порекомендовал продолжить вылизывание, ибо "сейчас самое главное- легкие. Надо погасить пневмонию".
          Начала вылизывать легкие, слизывая с них кровь. Чувствую, что теряю внимание, тянет в сон. Плохо представляю мысленную картину. Решила считать количество лизаний и каждые 100 лизаний записывать. В итоге вылизала по 500 раз оба легких.
          Как только прекращаю какие-либо действия, так сразу одолевают мрачные мысли. Как-то неуютно в груди. Поднялось давление, выпила лекарство, успокаивающие, но прежде чем пойти спать, помолилась Аструсу, Творцу, силам небесным и обоим ангелам- хранителям. Молила о помощи Виталику.



          09.09.15. среда


          Утро началось в 6.30. Как только проснусь, так моментально возникает мысль " я сплю, а Виталик там на грани жизни и смерти". И сон как рукой снимает. Начинает болеть в груди. Тяжесть какая-то неимоверная. Пью пустырник форте и ново-пассит. Сиднофарм, корвалол и валериана само собой. Но надо что-то купить покрепче.
          Привожу себя в порядок и иду молиться Аструсу и всем остальным. Разговаривала с помощью маятника (обручальное кольцо на нитке) со своим ангелом-хранителем. Я с ним общаюсь довольно часто, во всяком случае, как только меня прижмет, так я к нему с вопросами. И надо сказать, он мне всегда говорил правду. Так уж получилось, что несколько лет назад у Виталика подозревали рак легкого. Очень многое говорило об этом, и только мой ангел-хранитель утверждал, что рака нет. Он оказался прав! Я ему очень доверяю и Виталик тоже. Он иногда так и говорил: "Спроси у своего ангела-хранителя. Я ему верю!".
          И мой ангел-хранитель на мои вопросы о том, выздоровеет ли Виталик упорно показывает, что выздоровеет. Может он показывает мне именно то, что я хочу, а не то, что на самом деле будет? На все равно его ответ как-то успокаивает.
          После молитвы начала вылизывать легкие Виталика. Со счетом лизать оказывается легче. Решила, что если вылижу по 1000 раз каждое легкое, Виталику будет лучше. Так и сделала.
          Подъехал сын, чтобы отвезти меня в больницу. В 12.00 я у двери реанимации. Вышли лечащий врач и врач- терапевт, которого приглашали к Виталию. Терапевт внимательно расспросила меня, обо все болезнях Виталика, записала все сведения на каком-то листке и сказала: "Если выживет, переведем ко мне в отделение".
          А врач - реаниматолог сообщила, что состояние Виталия очень тяжелое. Сообщила об этом детям: сыну и дочери.
          Приехав домой, я сразу же позвонила Юрию Васильевичу, передала ему все, рассказанное врачами. Он рекомендует следующее: вдыхать теплый воздух в нижнюю часть легких Виталия. Не дуть, тогда воздух будет холодный, а именно вдыхать "ха-а-а-а". Причем, вдыхать реально в легкие, которые удерживаешь в своем внимании.
          Я свернула из листа бумаги трубку , обмотала ее скотчем, и стала выдыхать теплый воздух, мысленно направляя его сначала в правое легкое, затем в левое. Через 100 выдыханий делала перерыв. Потребовалась вода, ибо рот и дыхательное горло стали сильно пересыхать. И еще одна особенность: на второй сотне выдыханий становится холодно. Потребовалось одеться потеплее.
          В итоге сделала 700 выдыханий в правое легкое и 600 - в левое.
          Как пусть и холодно в доме, и как ноет душа. 57лет вместе, буквально срослись душами, а теперь он там, а моя душа плачет тут…
          Ну, ладно! Нельзя расслабляться! В конце концов, он жив, значит, не все потеряно!
          Стала печатать текст последнего контакта и , наконец, в 23.40 допечатала. 43 страницы интереснейшей беседы с Аструсом.
          Повернулась на компьютерном кресле к пианино, к портрету Аструса, и снова стала молить его о помощи Виталию. "Зачем вся эта интересная информация, если Виталика не будет? Как я отвечу на вопрос читателей: "Почему же ваши наставники его не спасли? Не могли или не хотели? Или закон таков и чудес на свете не бывает?". Что я им скажу?
          Побеседовала со своим ангелом-хранителем. На мой вопрос: "Поправится ли Виталик?",- он ответил положительно. Это дает хоть какую-то надежду. Пошла спать.



          10.09.15 четверг


          Спала плохо. В 5 с минутами проснулась окончательно. Душа болит. Надо что- то из лекарств купить. А то очень ноет сердце и в груди огромная пустота.
          Пошла молиться Аструсу, Творцу и Высшим силам. Прошу о милости к Виталику.
          Сделала по 500 выдыханий в каждое из легких Виталика.
          Позвонил сын, сказал, что приедет и отвезет меня в больницу.
          В 12.00 я у реанимации. Вышла врач и сказала: "Вчера у Вашего мужа была остановка сердца. Его удалось запустить. Сейчас он в коме. Шансов практически нет". Закачался пол под ногами. Она что-то еще говорила, я не поняла, что именно, но запомнила главное, она дежурит до завтра, до 16 часов.
          Позвонила сыну и дочери. Сын сказал, что заедет сейчас за мной, а дочь оказалась на работе. Она ведет занятия в институте сварки и приедет ко мне вечеру. Приехали домой, и я тут же позвонила Кретову. Юрий Васильевич всегда говорил, что кома это его конек.
          Для вывода из комы, он рекомендовал мне реально дуть в точку, представляя ее мысленно между копчиком и крестцом, и мысленно же представлять, что воздух идет в область под сердцем. Состояние было такое, что я сразу же принялась дуть в трубку, которая у меня уже была. Все мероприятия, которые я делала по указанию Юрия Васильевича, я назвала для себя "работой".
          Делая перерывы после каждых 100 раз, чтобы глотнуть глоток воды, я продула этот канал 1300 раз . Позвонила дочь, сказала, что выезжает. Я попросила ее не приезжать, так как очень занята "работой" над выводом Виталика из комы. Услышав о том, что я делаю, дочь сказала, что они с ее сыном ко мне присоединяться. Так мы и работали совместно.
          Когда я устала, обратилась с мольбой к Аструсу о помощи.
          И тут у меня возникла мысль: во чтобы то ни стало надо проникнуть к Виталику. Дежурит лечащий врач, и я буду ее молить, чтобы она меня пустила хоть на три минуты, попрощаться, пока он живой. Я все продумала и решила так. Я вызову ее из отделения и расскажу, что его увезли без меня, что я его предала. Вот если бы я поехала с ним, всего этого бы не было. А теперь я хотя бы попрощаюсь с ним живым, хоть он и в коме. Если в реанимации будет много людей, я просижу до утра в приемном покое, там всегда людно, а она пусть позвонит мне на мобильник, когда станет возможным меня пустить в отделение, к мужу.
          И я приехала к закрытию дверей больницы, к 18.30. Вызвала врача из реанимации и стала ее просить пропустить меня к Виталику. И она вдруг спросила: "А Вы не боитесь увидеть его в том виде, в каком он сейчас?",- Нет, не боюсь.- "Пойдемте. Только ненадолго". Мне дали халат, и я вошла в палату.
          Его кровать была вторая от двери. Слева и справа от кровати стояла какая-то громадная аппаратура, мониторы, на которых постоянно менялись какие-то цифра и графики, и огромное количество шлангов и, возможно, проводов, которые шли от Виталика к этой аппаратуре.

          Он лежал на кровать, как будто спал. Рот был открыт, и во рту торчала трубка диаметром 1,5-2 см. с какими то клапанами. Огромная штуковина возле рта. От нее шел шлаг к аппарату искусственного дыхания, который дышал за него. Чтобы Виталик деснами не пережал трубку, в уголки рта были запиханы марлевые тампоны, которые держались благодаря бинтам, проходившим над верхней губой и под нижней губой. Через нос шел тонкий шланг, как выяснилось потом, для эндоскопического питания. Он тоже был привязан марлевым бинтом, и эти узлы торчали у правой скулы. Руки были привязаны к кровати в запястьях, исколоты от кистей до плеч, на плечах и на шее тоже были видны синяки от уколов. От рук шли трубки малого диаметра к капельницам. На больших пальцах обеих рук было чего-то одето или зажато, как прищепками. И от этих прищепок шли куда-то какие-то, наверное, провода.
          Но это был он, мой родной и любимый! Я могла только гладить его голову и целовать его левую руку в той части, где ничего не торчало. Я говорила ему, что всегда с ним, что люблю его больше жизни, что мне без него плохо. Говорила чего-то еще " родненький, любимый, рыжик" , а он лежал с закрытыми глазами и шевелился, как будто подтягивался. Двигал ногами и даже телом. Лицо было спокойное и такое родное. Только штуковина торчала у рта. Слезы сами текли из моих глаз и очень мешали сопли, а платок был в кармане под халатом. Врач подошла и сказала: "Пора". Выходя в коридор, я просила ее ни в коем случае не отключать Виталика от аппаратуры, он же живой, а она шла рядом и повторяла: "Не отключим, не отключим".
          На обратном пути зашла в храм, заказала сорокоуст, молебен за здравие, поставила свечи Святому Пантелеймону и Иисусу Христу.
          Мои чувства дома передать невозможно. Жуткое отчаяние охватило меня, нависающее одиночество веяло холодом со всех сторон. Его лицо стояла передо мной, и я понимала каждой клеточкой, насколько он мне дорог. Мы прожили с ним 57 лет. Я всем своим нутром чувствовала, знала, что я никому кроме него больше не нужна, и что мне кроме него больше никто не ужен. У детей свои семьи, свои заботы, а мне суждено одиночество, холодное и пустое.
          У меня перехватывало дыхание, я с трудом сдерживала слезы, стараясь ни в коем случае не разрыдаться. И постоянно повторяла себе: "Он живой! Он живой, а значит не все потеряно!"
          Позвонила Юрию Васильевичу и рассказала ему все, что видела и слышала. Он дал рекомендации: дуть через поясницу в голову, затем дуть в ахиллесову пяту на обеих ногах, выдыхать теплый воздух в низ легких и мять лодыжки и мочки ушей.
          Работы стало много и, слава Богу. Главное занять себя делом и я, наскоро перекусив, занялась спасением мужа. Я так хотела, чтобы он вернулся, и так боялась, что его отключат от аппарата. Я продула воздух 1000 раз через поясницу в голову, по 150 раз дула в ахиллесову пяту каждой ноги и 250 раз выдыхала теплый воздух в нижнюю часть его легких. И каждый раз где-то на уровне 150-180 дышков меня охватывал холод, причем нижнюю часть тела и ноги. Надо учесть это заранее и сразу одеваться потеплее, когда сажусь дуть.
          Каждый раз, завершая процедуры, я снова и снова обращалась к Аструсу с мольбой о спасении, просила вернуть Виталика из комы, помочь ему поправиться. Просила спасти и вернуть мне мужа.
          Устав физически, я занялась поиском информации о физиологическом пространстве. Надо сказать, что работа над информацией, связанной с контактом, отвлекала от тяжелых мыслей, позволяла как-то успокоиться.
          Я нашла интересный материал о физиологическом пространстве. Оказывается, еще в начале прошлого века немецкий физик и естествоиспытатель Э.Мах , занимаясь вопросами познания, пришел к выводу, что органы чувств человека имеют свое физиологическое пространство или пространство чувствования. Например, зрительное пространство, звуковое и т.д. Любой импульс, воспринимаемый этим пространством передается на орган, который реагирует на него определенным образом. А вместе с ним реагирует и весь организм. Например, в звуковом пространстве возник резкий звук. Этот импульс передается физиологическим пространством на ухо и человек моментально отреагирует: вздрогнет, отпрыгнет и т.д. Физиологические пространства всех органов чувств позволяют человеку ориентироваться в пространстве.
          Что касается внутренних органов и их физиологических пространств, то Мах считает, что они, во-первых, не развиты, во-вторых, мы не знаем , как на них воздействовать, и как отреагирует орган на передаваемый импульс. С моей точки зрения, очень интересный материал.
          Поработав с этой информацией, я снова стала продувать воздух через поясницу Виталика в голову (300 раз), затем дула по 150 раз в ахиллесову пяту каждой ноги и по 50 раз выдыхала теплый воздух в нижнюю часть обоих легких. Мысленно 6,5 минуты мяла впадинки у лодыжек его ног, приспособив для этого достаточно толстый коврик, и 5 минут мысленно теребила мочки его ушей. Оказывается, это достаточно сложно, теребить чего-то в пространстве.
          Вечером позвонил Кретов и сказал, что нужно делать дальше для выхода Виталика из комы: надо дуть в точку между копчиком и крестцом, представляя, что воздух идет в область под сердцем.
          К 11 часам вечера я уже никакая, нет сил. Помолилась, попросила Аструса о помощи Виталику, поговорила со своим ангелом-хранителем, ответы которого меня в какой-то степени успокоили, выпила успокоительное и легла спать….
         


Начало. Страница 1




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

на страницу новостей

это интересно



наши книги

аудиолекции



тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов









Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса