Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




Я проиграла бой со смертью…
Часть 1



          Ничего не предвещало беды. 03.09.15, в четверг, у нас прошел трехчасовой контакт с Аструсом. Это был 73-й контакт. Готовясь к нему , мы внимательно перечитали и обсудили прошедшие контакты, определились с непонятными для нас ответами Аструса и составили к контакту 134 вопроса, касающихся, в основном, пространств и времени человека. Коснулись и понятия биологического пространства, введенное В.и. Вернадским.
          Обсуждая вопросы биологического пространства, мы заметили, что "некоторые ученые" признают существование физиологического пространства", на что услышали следующее:

          Аструс:
    Обратите особое внимание на физиологическое пространство. Именно в нем заключаются все чудеса. Физиологическое пространство есть стык между биологическим и физическим. Поэтому может быть осуществлен принцип, когда с помощью воздействия физиологического пространства на клетку, она изменяется по внутренним свойствам. В данном случае речь идет о воскрешении Лазаря. Это пространство проявляется различными чудесами, например, мироточение.
          Особенностью 73-го контакта было, пожалуй, то, что Аструс сообщил нам об изменении параметров нашей кожи

          Аструс:
    Если бы сделать замеры кожного покрова любого человека и вашего, они бы отличались.
          - Так они, наверное, у каждого отличаются.

          Аструс:
    Нет. Там будут необычные электрофизические свойства. Электромагнитные поля будут очень серьезно отличаться, потому что пропускная способность как мембраны туда и сюда имеет совершенно другие свойства.
          - И это связано с переходом на новый виток эволюционной спирали? И человечество меняет свои свойства?

          Аструс:
    Это касается вас. Любого рода знания , как информационное прохождение , изменяет структуру. -Это опасно?

          Аструс:
    Нет. Это означает, что какие-то случайности на улице будут по отношению к вам иметь другую специфику и воздействие другое. -А почему это произошло именно на прошлом контакте, на 72-ом?

          Аструс:
    Количество перехода в качество являет свойство. И при этом нельзя сбить с толку это свойство, сместить его. Поэтому накопительный момент перешел в качественный.
          - А чем же сегодняшний контакт отличается от предыдущего? Мы сегодня работаем на новом уровне?

          Аструс:
    Да, так.
          - Умнее стали ?

          Аструс:
    Информированнее.

          В результате длительного контакта разговорного материалы было записана на три часа, и предстояла большая работа по дословному печатанию текста, на что, как правило, уходили два- три дня.
          На следующий день, в пятницу, мне надо было ехать к стоматологу на Черную речку. Виталий, придерживаясь четкого правила " с любимыми не расставайтесь", собрался ехать со мной вместе и мы, отложив печатание текста, отправились в путь.
          В субботу, 5 сентября, к нам пришла дочь, мы с ней устроили девичник, выпили бутылку полусладкого шампанского, а затем Виталий поиграл нам на пианино, а мы с большим удовольствием попели песни.
          В воскресение был прекрасный день, теплый и солнечный. Мы с Виталиком прошли небольшой кружок по улице, зашли по пути в магазин, сделали небольшие покупки и довольные собой пришли домой.
          На перекидном календаре Виталий сделал надпись "13 часов. Солнышко.Прелесть!".
          Поработав вечерком над печатанием текста, мы, наконец, угомонились и сделали перед сном все необходимые замеры: давление, пульс, температуру. Поскольку Виталий, мягко говоря, здоровьем не отличался*, я уже несколько лет вела строгий контроль всех его параметров, включая измерение МНО каждые две недели.

          *Прожитые в Северодвинске 16,5 лет и частое пребывание на строящихся атомных лодках не прошли для него даром. По возвращению в Ленинград обнаружилось нарушение функции щитовидной железы, которая вызвала аритмию. Аритмия, в свою очередь, привела к образованию тромбов и за последние 20 лет у него шесть раз была ТЭЛА (тромбоэмболия легочной артерии) в правом легком и один раз в левом легком. С 2001 года он находился на антикоагулянтах, последние 6 лет - на варфарине. Первые 10 лет мы каждые две недели ездили проверять МНО (Международное нормализированное отношение. Показатель свертываемости крови) в институт кардиологии и в зависимости от его значения дозировали прием препарата. Затем купили прибор, и уже 5 лет два раза в месяц я проверяла ему значение МНО. Строго контролировала его уровень от 1,8 до 2,7. Это был наш диапазон.
          Все параметры тщательно записывались в толстую тетрадь и регулярно представлялись кардиологу для контроля, у которого Виталий состоял на учете. Его основной диагноз: легочное сердце или легочная гипертензия. И хотя я, как огня, всегда боялась его простуды и, не дай Бог, воспаления легких, они иногда настигали нас, но дело обходилось вызовом участкового или скорой и лечением на дому антибиотиками. Пневмония была наш бич.


          В воскресение 6 сентября все было спокойно, все было в норме. Вечером он поговорил с дочерью по телефону, посмеялся над какой-то историей, ею рассказанной, и , посмотрев минут 20 какой-то фильм, мы отправились спать. Со спокойной душой!



          07.09.15, понедельник


          А в понедельник, 07.09.15. грянула беда. Проснувшись, я услышала как часто, часто дышит Виталий. Часто и неглубоко. Измерив температуру (39 градусов и пульс - 100 ударов в минуту) , я вызвала участкового врача.
          Ему становилось все хуже и хуже, а врач мог придти и вечером. Он попытался встать в туалет, и не смог удержаться на ногах. Вцепившись двумя руками за ручки двери, он пытался стоять, но ноги не держали. Я с трудом поддерживала его сзади за подмышки, а он все больше и больше приседал, но все пытался и пытался подняться. Ему немного удавалось приподняться за счет силы рук, но ноги не держали. А я, боясь отпустить его, не могла подлезть под подмышку, чтобы он оперся на мое плечо. Когда он присел достаточно низко, я стала говорить ему: "Отпусти ручки, отпусти! Я уложи тебя на палас". Мне удалось это сделать с большим трудом. Он высокий, но худой, и я никак не ожидала, что он такой тяжелый. Уложив его на палас, подсунув под голову подушку и накрыв его одеялом, я бросилась вызывать скорую помощь. Следующий мой звонок был сыну, который живет за городом, недалеко от Ломоносова. Он сообщил: "Я выезжаю". Минут через 20 приехал реанимобиль.
          Врач помог поднять мужа с пола, уложить на кровать, ему тут же сделали кардиограмму, какой-то укол и приготовили капельницу. Виталик был в полусознательном состоянии. Я побежала по подъезду искать трех мужчин, чтобы вынести мужа на носилках к машине. Мужа уложили на носилки, врач сообщил мне, что его везут в больницу (я специально не указываю, в какую именно больницу и не назову имена врачей по причинам, которые проявятся ниже), и что я не могу поехать с ними. И я, зная, что скоро приедет сын, поможет мне собрать вещи и отвезет меня в больницу, не настояла на том, чтобы ехать с ним. А надо было любыми путями не отпускать его одного, бежать за машиной.
          Почему-то так получается, что в жизни всегда он оказывается прав. Так и тут. Он всегда повторял мне слова: "С любимыми не расставайтесь и каждый раз на век прощайтесь, когда уходите на миг!".
          Да мы и не расставались. Мы всегда и везде были вместе. В молодости каждый день встречались после работы в каком-нибудь условном месте. Когда у нас появилась машина, он каждое утро отвозил меня на работу, а потом ехал к себе. Если он заканчивал работу раньше, он встречал меня на машине.
          В лаборатории мы всегда работали вместе, вместе вели огромную научную работу дома, в свободное от работы время.
          А когда он завершил свою работу, а я к тому времени уже была на пенсии, то уж тут -то проблем в этом вопросе у нас больше не было. В больницах я была с ним каждый день с утра и до вечера, уходило только на ночь. В этом отношении очень выручали платные палаты. Он со мной ездил по всем врачам и на мое предложение остаться дома, всегда отвечал: "С любимыми не расставайтесь!".
          А 07.09.15 его увезли в реанимобиле одного! Без меня. Я его предала. И получила! Когда через час мы с сыном появились в больнице, то узнали, что он в реанимации в очень тяжелом состоянии. Это был шок! Это наказание мне за предательство!
          Дежурный врач, который вышел к нам, сказал, что состояние Виталика очень тяжелое, двусторонняя пневмония, сильная интоксикация.
          Дома я не находила себе места. Ну, почему не поехала с ним? Надо было настоять, а я дрогнула, решила, что с сыном мне будет легче. А надо было думать о нем. Чтобы ему было легче.
          Стала молиться Аструсу. У нас на пианино стоит портрет Аструса, нарисованный художником театра Диклон по видению Кретова, руководителя театра. Я стала молить Аструса о помощи Виталику, говорила ему, что за три года контактов никогда и ничего не просила ни для себя, ни для родных. Никогда и ничего! А теперь молю его о помощи. Прошу спасти жизнь моему любимому человеку.
          Говорила, что я не понимаю, зачем ему и Корсу надо было три года работать с нами, зачем надо было приходить к нам Лизе с ребенком и иерархам, менять наше мышление и информационную проводимость кожи, чтобы вот так взять и дать человеку умереть. Развалить нашу семью и наш творческий коллектив.
          Позвонила Юрию Васильевичу, рассказала обо всех бедах. Он рекомендовал мысленно вылизывать легкие снизу вверх, слизывая с них кровь. Записала рекомендации. Рисунок легких у меня был, я скопировала его из Интернета. Мне и раньше приходилось лизать легкие мужа, когда он болел, и я делала это в соответствии с методой Кретова: пять раз в день по три минуты.
          Но сейчас это не для меня. Чтобы как-то систематизировать процесс лизания и одновременно удерживать картину легких во внимании, что достаточно сложно, но чрезвычайно необходимо, в противном случае это просто потерянное время, я стала фиксировать время действия. Внимательно смотрю на рисунок легких, затем закрыв глаза, 10 минут лижу левое легкое, представляя его мысленно; далее снова разглядываю рисунок легких, стремясь его запомнить , чтобы мысленно воспроизвести, затем 10 минут лижу правое легкое. Фиксирую время на бумаге. Через час делаю перерыв
          Без учета перерывов я вылизывала легкие Виталика два с половиной часа, слизывая с них кровь. А чтобы как-то заглушить страх и отчаяние, в перерывах продолжила печатать контакт.
          Перед сном молилась Творцу, Аструсу и Корсу, всем божественным силам добра и света, нашим ангелам-хранителям и просила спасти и сохранить Виталика, дать ему силы выдержать такое испытание. Ведь ему скоро будет 82 года. Только бы выдержало сердце!


Продолжение. Страница 2




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

на страницу новостей

это интересно



наши книги

аудиолекции



тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов









Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса