Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




Пираты Каспийского моря

Рубрика: "Story... Как это было..."
Журнал "Коммерсантъ Деньги", №33 (740), 24.08.2009





          Русский порядок
          Любая попытка восстановить историю недавнего события неизбежно наталкивает на то, что свидетели рассказывают абсолютно разные, почти ни в чем не совпадающие версии. Поэтому с давних времен и говорят: "Врет как очевидец". Чего же в таком случае можно требовать от летописцев, которые составляли свою историю страны и мира, основываясь подчас на рассказах очевидцев или их потомков, а то и вовсе вносивших в свои рукописи выдумки, легенды, мифы.
          Именно поэтому установить точную дату начала набегов дружин русов на каспийские берега и восстановить их подлинную историю практически невозможно. До середины XIX века считалось, что был лишь один-единственный грабительский поход древних русичей на Каспий. Но затем стали находить новые источники, и историки признали, что дружины русов нападали на богатые прикаспийские земли так же часто, что и норманны на прибрежные территории Западной Европы. Обнаружились и свидетельства о самом первом рейде русов на Каспии. По версии историка Ибн-Исфандийара, набег дружинников на самый крупный порт Каспия Абаскун в Табаристане произошел между 864 и 884 годами и закончился полным провалом. Эмир Табаристана Алид аль-Хасан ибн Зайд, по версии историка, перебил всех русов. Однако вряд ли можно признать достоверным сообщение, написанное несколько сотен лет спустя после события.
          Не менее противоречивы и истории о следующих походах русских дружин на Каспий. Так, в 1216 году историк Мухаммед ибн аль-Хасан написал, что в 909-910 годах русы вновь напали на прибрежные земли на юге Каспия:
          "Русские приходили и вели войну. Хасан, сын Зенда, выслал войско и умертвил всех их. В это время они в городах и по берегам моря по ту сторону успели произвести опустошения и грабежи, убить и ограбить многих мусульман".
          Местные правители, по словам этого автора, объединились и решили напасть на пришельцев под водительством правителя города Сари:
          "Он сделал на них ночное нападение, и многих убили, взял в плен и разослал в окрестности Табаристана. На другой год русские прибыли в большом количестве, сожгли Сари и окрестности, взяли в плен людей и поспешно морем удалились...Часть их высадилась, а другая часть осталась на море, Гилян-Шах (правитель области Гилян.- "Деньги") приказал нескольким гилянцам ночью отправиться на берег моря, сжечь корабли и убить тех людей, которые высадились. Другие, которые остались на море, удалились. Но Ширван-Шах (повелитель Хурза), получив известие об этом, приказал устроить на море засаду и до последнего из них никого не пропустить живым. Так предприятию русских с этой стороны положен конец".

          В 913 году русы, у которых вроде бы раз и навсегда отбили охоту пиратствовать на Каспии, вдруг появились там снова в огромном количестве. Летописцы упоминали о пятистах кораблях с сотней воинов на каждом. После того как брать было больше нечего, дружинники отправились на север, к устью Волги, где их ожидала расплата за кровавый набег. Гвардия хазарского кагана напала на них и во время тяжелой трехдневной битвы перебила почти всех. Бежать на кораблях вверх по Волге удалось лишь пяти тысячам русов, но и их перебили воинственные жители волжских берегов, которые сами кормились разбоями на реке.
          Однако и это полное и безоговорочное поражение не охладило пыла русских пиратов. Три десятилетия спустя, в 943 году, они напали на город Бердаа, стоявший на реке довольно далеко от каспийского побережья, где никто не ожидал нападения пиратов. Историю этого успешного русского похода описывал чиновник Ибн-Мискавейх, заставший живыми некоторых очевидцев тех событий и оставивший довольно полный рассказ о том, как происходили пиратские налеты русов:
          "Народ этот могущественный, телосложение у них крупное, мужество большое, не знают они бегства, не убегает ни один из них, пока не убьет или не будет убит. В обычае у них, чтобы всякий носил оружие. Когда они достигли Куры, вышел против них представитель Марзубана и заместитель его по управлению Бердаа. Было с ним триста человек из дейлемитов и приблизительно такое же число бродяг и курдов. Простой народ убежал от страху. Вышло тогда вместе с ними из добровольцев около 5000 человек на борьбу за веру. Были они беспечны, не знали силы русов и считали их на одном уровне с армянами и ромеинами (ромеинами или ромеями на Востоке называли греков-византийцев.- "Деньги"). После того как они начали сражение, не прошло и часу, как русы пошли на них сокрушающей атакой. Побежало регулярное войско, а вслед за ним все добровольцы и остальное войско, кроме дейлемитов. Поистине, они устояли некоторое время, однако все были перебиты, кроме тех среди них, кто был верхом".
          Взяв город, русы, по всей видимости, решили превратить его в опорную базу для набегов на окрестные земли.
          "Рассказали мне,- писал Ибн-Мискавейх,- что люди эти вошли в город, сделали в нем объявление, успокаивали жителей его и говорили им так: "Нет между нами и вами разногласия в вере. Единственное, чего мы желаем, это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас - хорошо повиноваться нам"".
          Однако жители города не пожелали соблюдать условия этого договора:
          "Подступили со всех окрестных земель к ним мусульманские войска. Русы выходили против них и обращали их в бегство. И бывало не раз так: вслед за ними выходили и жители Берда и, когда мусульмане нападали на Русов, они кричали "Аллах велик" и бросали в них камни. Тогда Русы обратились к ним и сказали, чтобы они заботились только о самих себе и не вмешивались бы... И приняли это во внимание люди, желающие безопасности, главным образом это была знать. Что же касается простого народа и большей части черни, то они не заботились о себе, а обнаруживали то, что у них в душах их, и препятствовали Русам, когда на них вели нападение... После того как это продолжалось некоторое время, возвестил глашатай Русов: "Не должен оставаться в городе ни один из жителей его". Дали мусульманам отсрочку на три дня от дня этого объявления. И вышли все, у кого только было вьючное животное, которое могло увезти его, жену и детей его. Таких ушедших было немного. Пришел четвертый день, и большая часть жителей осталась. Тогда Русы пустили в ход мечи свои и убили много людей, не сосчитать числа их. Когда убийство было закончено, захватили они в плен больше 10 000 мужчин и юношей вместе с женами, женщинами и дочерьми. Заключили Русы женщин и детей в крепость внутри города, где они поместились, разбили лагерем свои войска и укрепились. Потом собрали мужчин в мечети соборной, поставили к дверям стражу и сказали им: "Выкупайте себя"".

          Ибн-Мискавейх описал и способ, при помощи которого русы взимали со своих пленников выкуп:
          "Был в городе христианский писец, человек большой мудрости, по имени Ибн-Самун; поспешил он с посредничеством между ними. Сошелся он с Русами на том, что каждый мужчина из жителей Бердаа выкупит себя за двадцать дирхемов. Согласно этому условию, выкупили себя наиболее разумные из мусульман, остальные отказались... После того как не выпало на долю Русов ничего, подвергли они мечу и убили всех до последнего человека, кроме небольшого числа, кто убежал по узкому каналу, по которому проходила вода к соборной мечети, и кроме тех, кто выкупил себя с помощью богатств, принадлежащих ему. И часто случалось, что кто-нибудь из мусульман заключал сделку с Русом относительно той суммы, которою он выкупал себя. Тогда Рус шел вместе с ним в его дом или его лавку. Когда хозяин извлекал свое сокровище и его было больше, чем на условленную сумму, то не мог он оставаться владельцем его, хотя бы сокровище было в несколько раз больше того, на чем они сговорились. Рус склонялся к взысканию денег, пока не разорял совершенно. А когда Рус убеждался, что у мусульманина не осталось ни золотых, ни серебряных монет, ни драгоценностей, ни ковров, ни одежды, он оставлял его и давал ему кусок глины с печатью, которая была ему гарантией от других. Таким образом скопилось у Русов в городе Бердаа богатство, стоимость и достоинство которого были велики. Овладели они женщинами и юношами, прелюбодействовали с теми и другими и поработили их".
          Все попытки выбить русов из занятого ими города неизменно заканчивались неудачами.
          "После того как размеры бедствии стали большими,- писал Ибн-Мискавейх,- и мусульмане в различных странах прослышали о нем, обратились они к военному призыву. Собрал Марзубан-ибн-Мухаммед войско свое, воззвал к населению с призывом, и пришли к нему со всех окрестных земель добровольцы. Пошел он во главе 30 000 человек, но не мог сопротивляться Русам, несмотря на большое число собранных им сил, не мог произвести на них даже сильного впечатления. Утром и вечером он начинал сражение и возвращался разбитым. Продолжалась война таким способом много дней, и всегда мусульмане были побеждены. Когда дело мусульман утомило их и Марзубан понял создавшееся положение, обратился он к уловкам и военной хитрости. Случилось ему (на пользу), что Русы, после того как завладели Мерагой, набросились на плоды, которых было много сортов, и заболели. Началась среди них эпидемия, ибо в стране Русов очень холодно и не растет там никакого дерева, только привозят к ним небольшое количество плодов из стран, отдаленных от них... Большое число их погибло".
          Однако полководец не смог разбить даже эту, значительно уменьшившуюся дружину русов. Во время очередной стычки их удалось заманить в засаду. Но окруженные русы, потеряв убитыми 700 человек и предводителя, ушли в крепость и продолжали отбивать нападения противников.
          "Не прекращали войска Марзубана войны с Русами и осады до тех пор, пока последние не были окончательно утомлены. Случилось, что и эпидемия усилилась... Когда уменьшилось число Русов, вышли они однажды ночью из крепости, в которой они пребывали, положили на свои спины все, что могли из своего имущества, драгоценностей и прекрасного платья, остальное сожгли. Угнали женщин, юношей и девушек столько, сколько хотели, и направились к Куре. Там стояли наготове суда, на которых они приехали из своей страны; на судах матросы и 300 человек Русов, с которыми поделились они частью своей добычи и уехали. Бог спас мусульман от дела их".

          Казачий разгул
          В последующие годы случилось еще несколько набегов русов на берега Каспия. Они то нападали на прибрежные города и селения флотилиями по несколько судов, то договаривались о совместных действиях с местными правителями и объединенными силами грабили общих недругов. Начиная с XIII века никаких упоминаний о русских пиратах и набегах на Каспии в летописях нет. Возможно, дело было во внутренних распрях и междоусобицах, в которые погрузилась Русь. Но скорее всего, главной причиной отсутствия русского пиратства на Каспии стал переход лихих людей к нападениям на купеческие и прочие суда там, где уйти от разбойников было либо трудно, либо совершенно невозможно. Русские "джентльмены удачи" облюбовали места вблизи волжских отмелей, где суда приходилось перетаскивать волоком. К примеру, в районе Самары существовал Овечий брод, где великую русскую реку действительно переходили вброд. В результате дело дошло до того, что караваны из Астрахани вверх по Волге отправлялись лишь после того, как собиралось не менее пятидесяти стругов. А в те годы, когда разбойники особенно лютовали, за всю навигацию по реке проходило лишь два каравана по сотне с лишним судов всех размеров под усиленной охраной - один весной и один осенью.


Продолжение. Страница 2




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

карта сайта

на страницу новостей

это интересно



тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов









Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса