Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




Мошенники высшей пробы

Рубрика: "Story... Как это было..."
Журнал "Коммерсантъ Деньги", №35 (742), 07.09.2009




          Фальшматери
          Несколько лет назад Интерпол обнародовал результаты обработки статистических данных о социальном статусе преступников. Как выяснили специалисты, процент тех, чье поведение противоречит нормам уголовного законодательства, не зависит от страны и социальной группы и везде одинаков, будь то бомжи или светские львы.
          В сообщении, правда, не говорилось, что при этом преступников из низов почти всегда ждет наказание по всей строгости закона, тогда как дела представителей элиты не слишком часто доходят до суда. История преступлений отечественных аристократов - живой тому пример.

    тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов
    Для афер с получением богатого наследства
    лучше всего подходили дети безвестных нищих

          Самым распространенным видом правонарушений русского дворянства на протяжении долгого времени оставались разного рода аферы с многократным залогом поместий и выдачей ничем не обеспеченных векселей. Однако всегда оставалась надежда спастись от кредиторов и выпутаться из, казалось бы, безнадежных долгов, получив богатое наследство. И потому представители даже самых богатых и титулованных семейств нередко пускались во все тяжкие, чтобы приблизить день получения наследства. Например, подлив состоятельному и зажившемуся на этом свете родственнику в чай что-нибудь вроде крысиного яда. Но на душегубство решались далеко не все, и главное действие начиналось уже после смерти наследодателя - истории вроде исчезновения или подделки завещаний потом годами обсуждались в светском обществе.
          Так, в 1861 году произошло скандальное событие, имевшее долгое и еще более скандальное продолжение: граф Владимир Владимирович Мусин-Пушкин женился на своей давней любовнице Елизавете Бекман. Этот брак не мог не обеспокоить родственников графа. Мусин-Пушкин не отличался крепким здоровьем, и врачи полагали, что рассчитывать на долгую и счастливую жизнь ему не приходится. Однако на первых порах сильно не волновались: за многие годы сожительства с аристократом Бекман ни разу не беременела, а потому ввиду отсутствия прямого наследника брат Владимира Мусина-Пушкина Алексей думал, что сможет откупиться от невестки не слишком значительной суммой и получить все остальное наследство в свое единоличное распоряжение.
          Однако вскоре, к ужасу родственников Мусина-Пушкина, новоявленная графиня стала рассказывать окружающим, что ждет ребенка. А некоторое время спустя она наняла в качестве прислуги беременную девицу, что еще больше насторожило родных графа. Чтобы обезопасить себя, они в мае 1862 года уговорили уже совершенно больного Владимира Мусина-Пушкина отправить жену на обследование на предмет беременности, признаков каковой врачи у нее не обнаружили. Тем не менее полгода спустя, 27 октября, граф посреди ночи разбудил прислугу и радостно объявил, что графиня благополучно родила дочь. Через несколько дней ребенка крестили и нарекли Александрой. И именно она пять лет спустя, когда Владимир Мусин-Пушкин скончался, стала основной наследницей его имущества и состояния.

          Возмущению родственников покойного графа не было границ. Алексей Мусин-Пушкин подал в суд прошение, в котором требовал признать Александру незаконнорожденной и не имеющей никакого отношения к Мусиным-Пушкиным. Он доказывал, что матерью девочки была крестьянка Азаева, служившая у его снохи. А та, в свою очередь, дала показания, что графиня, заметив ее беременность, уговорила ее отдать ребенка. И еще рассказывала, что ее отправили в Москву, но с дороги вернули обратно и поселили в сенях, рядом с комнатой графини, где она родила и находилась безвыходно до тех пор, пока не оправилась после родов.
          Обвиняемая в мошенничестве графиня на допросах сначала упорно держалась своей версии: ребенок - ее, родила его именно она. Правда, затем ненадолго изменила показания, заявив, что ребенка из Москвы привез муж и уговорил ее объявить младенца своим. Потом она вернулась к первоначальной версии и держалась ее на протяжении всего суда, который проходил в 1873 году. Графиню обвинили в подлоге акта о рождении ребенка, а крестьянку Азаеву и еще одну прислугу, Федосью Семенову,- в пособничестве преступлению. Одновременно граф Алексей Мусин-Пушкин выдвинул гражданский иск, который в суде поддерживал знаменитый адвокат Федор Плевако. Но все его красноречие на этом процессе расходовалось впустую.
          Присяжные, по сути, воспринимали ситуацию так: с одной стороны - лощеный аристократ, который пытается увеличить свое и без того несметное богатство, с другой - сирота, которую он стремится обобрать. Кроме того, в случае признания вины подсудимых присяжным фактически пришлось бы отправить в тюрьму или ссылку трех женщин, и без того немало настрадавшихся и в жизни, и во время следствия. Так что вердикт не имел ни малейшего отношения ни к истине, ни к обстоятельствам дела. Всех обвиняемых оправдали, а в удовлетворении гражданского иска графу Мусину-Пушкину отказали.
          Как водится, в связи с таким финалом истории с наследством Владимира Мусина-Пушкина у Елизаветы Бекман появилось немало подражательниц, старавшихся окольцевать престарелых или больных вельмож и закрепить свои права на наследство с помощью срочно появившегося ребенка. Все ее ошибки были учтены, и дамы, к примеру, строго соблюдали правила маскировки: подвязывали на животы подушки специальной формы, своевременно меняя их на другие, большего размера, а детей покупали у незнакомых женщин, пытавшихся отдать незаконнорожденных чад в приют. Одновременно они материально заинтересовывали врачей и акушеров, готовых в любое время дня и ночи подтвердить, что их пациентка лично выносила и родила наследника крупного состояния.

          Братья-вымогатели
          Куда более распространенным в Российской империи был другой тип преступлений - когда законного наследника всеми способами, вплоть до похищения или убийства, лишали возможности распоряжаться полученным имуществом. Таких преступлений насчитывалось десятки ежегодно, но власти вмешивались в подобные внутрисемейные дела лишь в крайних случаях, подобных тому, что описал в мемуарах полицейский офицер В. П. Селезнев.
          "В начале весны 1871 года был я на ярмарке в м. Алферове, где остановился у полковника Аркадия Петровича Чебарева. Раз за обедом собралось у него очень много помещиков. Один из них передал ходившие упорные слухи о том, что дочь помещицы Марьи Старохацкой уже более двух лет как исчезла из дома и никто не знает, где она в настоящее время находится. Так как она богатая наследница еще бабушкиного достояния, то братья ее Иван и Петр будто бы спровадили ее неизвестно куда, а может быть, даже отправили на тот свет".
          Подобное заявление полицейский чиновник не мог оставить без внимания.
          "Госпожу Старохацкую я лично знал, она имела поместье в 5 тысяч десятин земли, слыла же женщиной, богатой наличными деньгами, и имела трех сыновей: Николая женатого и холостых Ивана и Петра. Кроме исчезнувшей дочери Екатерины у ней было еще две дочери замужем... Выслушав и сообразив все это, я немедленно поехал к г. Старохацкой. Через прислугу и жену управляющего я узнал, что никто в доме, даже сама мать, не знает, где ее дочь Екатерина, отсутствующая более двух лет, и что часто по этому поводу бывают истории и семейные неприятности между матерью и сыном Иваном. Не знали также об участи Екатерины ни брат Петр, ни сестра Вашна".
          Получив согласие губернатора и прокурора, Селезнев взялся за дело.


Продолжение. Страница 2




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

карта сайта

на страницу новостей

это интересно



тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов









Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса