Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




Маэстро (первая часть)

Из книги Татьяны Кузютиной "Маэстро Закройщик"
(продолжение)




          В 1991-м году на Первом международном фестивале театров-студий в Санкт-Петербурге ритуально-мистериальный театр "Диклон" был представлен своим первым спектаклем "Мерцание".

          В спектаклях "Диклона" вы не увидите тренированных молодых тел. Ни обнаженных, блистающих потом мужских торсов, ни соблазнительных стройных женских ножек. Нет выигрышных, или шокирующих, или поражающих воображение балетных позиций. Нет техники исполнения, требующей многолетней изнурительной тренировки. Что же так привлекает в их спектаклях? Простые черные костюмы, скрывающие линии тела, почему они выглядят необыкновенно изысканно? Н.Н.Зозулина, балетовед и преподаватель Вагановского училища определила это как отношение, необыкновенно серьезное, как к чему-то чрезвычайно важному. Профессор театральной академии на Моховой, доктор искусствоведения Л.И.Гительман, кроме необыкновенного качества внимания заподозрил смыслы в движениях, природу которых логика не улавливает, и сравнил "Мерцание" с книгой Гессе "Игра в бисер".
          Внимание, отношение, необыкновенный, неопознаваемый способ двигаться. Может быть, что-то еще? Какое-то магическое воздействие на психику зрителей? Но зал часто раскалывается: одни скучают, другие выказывают аплодисментами восторг или признательность.
          Как зритель я имею дело не с пластикой тела, а только с пластикой самих движений. Это свойство дало основание ввести в театре такой термин как "движимость". Единственным языком театра стали текучесть линии и ритм излома.
          "Как вы это делаете?" - вопрос к театру, адаваемый на протяжении всех лет его существования. И другой: "Это импровизация? Или завтра будет то же самое?" - "То же самое" - "Но выглядит как импровизация". И вновь: "Как же вы это делаете?"
          1991-й год. Конференция театральных критиков. Л.И.Гительман: "Диклон" - явление, а не просто театр. Будь я моложе, посвятил бы исследованию этого театра всю жизнь".
          Е.Д.Маркова: "Создана новая пространственно-временная модель театра".
          К.Н.Черноземов, профессор театральной академии на Моховой: "Я могу сравнить этот театр только с голландским театром "Два озера. Следите, что делает кретовская команда".
          1992-93-й годы. Выпущены спектакли "Перо павлина", "Два сфинкса", "Отражения", "Таро или Путь Королей".
          Е.Д.Маркова: "Четыре молодых человека, облаченные в черные одежды, красиво драпирующие их тела, ритмично двигаются по сцене (по большей части синхронно, а, если - нет, то все же со слаженностью, присущей хорошему ансамблю). На лицах этих людей-исполнителей-существ мы не найдем и следа эмоций: скорее всего они напоминают своеобразные застывшие маски. Да и во всех остальных отношениях никто из этих четверых не индивидуализирован... перед нами мощно закодированный текст..."
          П.Лобков, тележурналист и ведущий: "Свободное взаимодействие архетипов в чистом виде".
          Спектакли "Перо павлина", "Два сфинкса", фрагмент "Отражений" я видела в видеозаписи. "Мерцание" - частично в записи, частично в репетиционном зале.

          В каждом спектакле как будто одно и то же. Но всякий раз другое. Иная лексика движений и в результате - иная тема. Или наоборот? Нет мускульных усилий, нет пота и тяжкого труда. Но каждый раз - стиль. Стиль с большой буквы. Тот, о котором говорил В.Э.Мейерхольд:
          "...Искать лицо занятие очень хорошее, но и очень опасное. Хорошо, если художник найдет спасение в стиле. Стиль - это та объективная форма, которая противоположна субъективной форме - манере. Чтобы найти лицо, надо пожертвовать манерой. Чтобы найти стиль, надо отказаться от лица. К стилю художник может прийти только путем самоотрицания. В стилизации же самоотрицания нет. Большой стиль требует уже абсолютной жертвы личности. Тут нужно всецело отдаться началу объективности, началу вселенскому".
          Ю.В.Кретов рассказывает: "Однажды (в доме Товстоноговых) мне сказали: "Юрий, знакомьтесь - Рюити Симидзу, театр "Кабуки". Помню, я тогда сказал ему, что вижу свой театр. И в чем-то, исток, как исток театра "Кабуки". Помню его удивление, когда я стал показывать движения своего будущего театра. "Кабуки" - это театр традиции. Я совершенно никоим образом не стараюсь взять форму. А тот же исток вижу, который становится традицией. Но сомневаюсь, что "Диклон" станет традицией. Такого быть не может".
          "Как ведет себя точка в пространстве, атематики знают. А как ведет себя в пространстве тело?" - из года в год на зрительских конференциях после спектаклей задавал вопрос Ю.В.Кретов.
          Отсутствие привычного событийного ряда. Нет читаемых начала (завязки), середины (кульминации) и конца (развязки, разрешения конфликта). Спектакли-ритуалы "Диклона" как волны незаметно возникают, накатывают и исчезают в породившей их великой глубине. Было? Не было? Не удивлюсь, если окажется, что такие же вопросы задают себе и сами участники действ.
          "Движения театра "Диклон" - это раскодирование", "разрушение панцирных эффектов в психомоторике", такое определение дал психиатр из института мозга, кандидат медицинских наук В.Пузенко.
          Спектакли,созданные до 1997-го года,театр "Диклон" обозначил как ритуалы-мистерии. А сам театр как ритуально-мистериальный.
          Чем и привел в ужас заместителя директора театрально-концертных касс, обучившуюся ремеслу продавать билеты в городе Лондоне. "Ритуальный" - это "похоронный"! Возможно. Если "духовный" означает - "клерикальный", а "квасить", скажем, "пить квас".

          Крупный американский искусствовед утверждал, что высокое искусство всегда скучно. Всю свою жизнь я была готова согласиться с ним, пока не обнаружила, что есть иной способ взаимодействия с предметом искусства. Созерцательность стала для меня ключом в "неизвестное и неведомое". Что заставляло почти случайную публику следить за происходящим на сцене? На мой взгляд, включался необычный для европейской культуры способ коммуникации, как правило, приписываемый восточному сознанию. Если японец сидит перед кучкой камушков, или гуляет по цветущему вишневому саду - это созерцание и любование. Это медитация и ритуал. А когда европеец смотрит на плывущие облака или муравья с травинкой - "рот разинул и пялится", "ленив и глуповат". Если слушаем оперу - тонкий душевный склад. Если тишину рассвета - "замкнут и нелюдим". Шаблон поведения оказывается ловушкой для ума. И вот уже очень простое, созерцание, воспринимается только с экзотической приправкой - "медитация".
         


Начало. Страница 1

Понравилась статья?
Помогите нашему сайту!

Татьяна и Виталий Тихоплав. Ваша помощь




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

на страницу новостей

это интересно



Тихоплав.Научная эзотерика. Приемная Кретова



Татьяна и Виталий Тихоплав. Что нового


Татьяна и Виталий Тихоплав. Это интересно


Татьяна и Виталий Тихоплав. Лекции



Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса