Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав




"Круглый стол" с академиком В.П. Казначеевым (вторая часть)

Запись интервью Ларисы Богдановой 20 июля 2006 года г. Новосибирск



          Корр.: Если говорить о Сибири, как о создании площадки для начала каких-то новых социальных преобразований, насколько она перспективна?
          В.П. Казначеев:

          Мне кажется, что у нас в Сибири, где объединяется интеллектуальный потенциал, и общинность, и образ жизни, и религиозность в хорошем смысле, как почтение, и культура, и образование, ситуация значительно прочнее и регион этот имеет ряд преимуществ в сравнении с западной частью России. Хотя Вы знаете, что во время войны Сибирь была эвакуирована, заполнена пришлыми сюда западными беженцами и т.д. Дальше, наше соседство с Азией. Азия разнообразна. Но в Азии, этот образ жизни, эти связи, которые объединяют и научные, и религиозные, и культурно-бытовые, семейные, родовые общения, они очень прочны. И Азия в этих связях несопоставимо прочнее, чем Россия. Россия сейчас создает кланы, которые накапливают деньги в банках за рубежом и на всякий случай готовы туда отбыть.
          Поэтому Сибирь - это евразийское государство не потому, что мы хотели бы сделать какое-то отчленение от европейской части, но образ жизни, прочность нашего быта и нашего интеллектуального, объединенного процесса она сильнее. И хотелось бы, чтобы наши администраторы, руководители прислушались и очень внимательно, здраво присмотрелись ко всему, не пользовались терминами лженауки, ты предатель, вредитель и т.д. Если мы будем развивать такой дуализм, то ведь процесс может быть необратим, и он может разгореться терроризмом. Он породит, он уже породил олигархов, а потом будут банды, киллеры, и они будут пробираться в административный орган, высшие власти. А наши соседи Европейские государства, США и другие, они ведь не очень заинтересованы в благоденствии России, они ведь видят Россию конкурентом в разных вещах. Что для них полезно - они возьмут, что нет - будут тормозить. Мы попадаем в определенное торможение социального подъема сегодня. Вот мы готовили два крупных конгресса по интеллекту в Германии и в России хотели провести. Мы говорили нашей администрации, давайте, соберем Конгресс, где поставим вопрос о духовном возрождении России. Не получается. Или возьмите последнее крупное заседание, где выступали различные российские партии уже, но оно же очень мало обсуждалось в СМИ, вы эту информацию не увидите и не услышите. Значит, есть административный прессинг, не называя это лжефилософией или методологией, но на самом деле все это находиться подспудно.

          Корр.: Если говорить о конкретной ситуации, которая сейчас возникла вокруг имени академика Грабового и его идей о вечной жизни, воскрешении. Насколько он понятен Вам и созвучен с Вашей концепции видения мира?
          В.П. Казначеев:

          Подробно работ Грабового я не знаю. То, что сегодня делается в обществе и делается не только врачами, а целителями, эту волну уже не удержишь. Но отношение к ним зависит от той веры, которую проповедует та или иная организация и, если хотите, ее экономической заинтересованности. И здесь требуется внимание. Потому что когда японское движение Сан Реке возникло, и их проповеди, где они декларируют свою исключительность и что вот только они представляют божественное явление на Земле, то в этом, они были не правы. И поэтому, здесь очень сложный вопрос. Я думаю, этот пример, и этот случай с воскрешением детей Беслана особенно, это грань не науки, это грань не философско-исторической тенденции, это грань какой-то патологии.

          Корр.: По поводу детей Беслана - это дезинформация, этот факт отрицают сами их матери, и есть официальные заявления на эту тему. Во всяком случае, события развивались не по тому сценарию, как подают их некоторые СМИ. По поводу исключительности, лично я ее не увидела в работах Грабового.
          В.П. Казначеев:

          Я не знаю, где дезинформация, а где что, но совершенно очевидно, это мое мнение, что телесная наша жизнь, организованная нашими ощущениями и интеллектом, она более сложна. Есть идея ортобиоза, которую впервые обосновал известный российский естествоиспытатель И.И. Мечников, об этом же говорил Л.С. Берг, крупнейший российский биолог. Когда человек, высоко реализовавший себя в жизни в процессе своей активной интеллектуальной деятельности, сумел создать вокруг себя определенное "живое пространство", в котором он реализовал грандиозный поток своих клеток. Ученые даже вычислили количество клеток, при котором происходит эффект ортобиоза, порядка 10 в 24-26 степени.
          К примеру, человек выполнил все свои задачи, потомство там у него есть, и наследство или дело передал им. И вот он собирает своих близких и спокойно им говорит, что я выполнил свои дела в этой жизни и завтра я покину Вас. То есть человек абсолютно сознательно уходит из жизни. Таких фактов много. Мечников это называл не смертью, а ортобиозом. И куда уходит этот разум, куда уходит эта плазма, мы не знаем этого. Поэтому, если говорить о бессмертии интеллекта данного человека, то по-видимому каждый из нас является отдельными частицами потока этого интеллекта и мы уходим в этот поток. В этом есть бессмертие нашего интеллектуально-духовного потока, но физическое бессмертие, на мой взгляд, невозможно. Также как нет физического бессмертия планет или солнца, они все равно меняются. Но конструкция самого пространства она может оставаться, оно бессмертно. Но конструкция, а не отдельный какой-то элемент. Поэтому понятие долголетие или понятие бессмертия, оно с точки зрения телесности тупиковое.

          Корр: Речь идет о возможности бессмертия человека с точки зрения телесности только в том случае, когда он имеет более высокое состояние сознания, то есть когда он приближен к этому статусу Богочеловека. Причем этот статус ни у одного - двух, а это уровень коллективного сознания большинства. Согласно концепции Г.П. Грабового, в таких состояниях человек и общество может управлять реальностью, в том числе процессами регенерации ткани, долголетием и т.д.
          В.П. Казначеев:

          Это только мнение. Есть ведь много других мнений. Но с точки зрения того, что есть нейроны, это и у животных известно, что стволовыми клетками можно восстанавливать соматические клетки до определенного предела. Показано, что можно восстановить утраченные некоторые клетки в органах человека. С мозгом, с нейронами, вопрос не ясен. Если нейроны, как мы говорили, составляют фрактал, но тогда речь идет о том, что нужно сохранять весь фрактал, не отдельные нейроны, когда там у человека инсульт возник или что-то, какой-то центр угас, а в целом весь фрактал. Об этом П.П. Лазарев еще в 1923 году в России писал. Эти вопросы в науке поставлены, но пока движения в этом отношении нет. И ломиться сейчас в открытую дверь и популяризировать себя в том, что нужно всех сейчас заморозить, а потом разморозить?!

          Корр.: Учение Грабового рассматривает концепцию воскрешения.
          В.П. Казначеев:

          И воскрешение данного человека, я думаю, вряд ли возможно. Но его фрактал, по-видимому, можно воспринять, может быть можно объединить с другим человеком, каким-то другим, я не знаю, как это сделать, возможно, что фрактальность в будущем может быть зарегистрирована приборно как-то. Потом, понимаете, мы расцениваем наш фрактал, ваш мозг, мой мозг, как некую индивидуальность, возможно, это только предварительное мнение. И когда мы с Вами общаемся двумя фракталами, в каком пространстве находиться это общение фракталов? Может быть, нечто третье существует. И когда Вы возьмете Николая Федоровича Федорова "Общее дело", где он писал о Троице. Все ведь это не так просто.
          Если Вы возьмете основы буддизма, там тоже косвенно поставленные эти вопросы. Если возьмете Талмуд, Новый завет, Ветхий завет, Коран там ведь поставлен вопрос, что люди пытаются войти в этот козыревский мир и что-то их объединяет. И когда они говорят, что есть Аллах или Христос, ведь что-то происходит. И к этому конечно, не надо относиться как к атавизму, как к прошлому и совершенно глупому, потому что история указывает, что когда мы начинаем раскопки очень древних культур, типа Стоунхенджа, пирамиды Юкатана или Майские культуры, то они дают столько мыслей, благоразумности, что возникает вопрос, а кто кого может научить сегодня?

          Корр.: Влаиль Петрович, у Вас огромный опыт, Вы очень много сделали, Вы честный и большой ученый, потому что свою науку направляете на благо человека, на поиск истины. И сейчас, в расцвете всего, Вы соглашаетесь со смертью, хотите все оставить и уйти, Вам не жаль?
          В.П. Казначеев:

          И да и нет. Я знаю многих пожилых людей и крупных ученых, и их биографии знаю, что когда человек много сделал, много отдавал, то у него постепенно тоже формируются определенные установки, что он должен где-то закончить свою жизнь. Это стремление к бессмертию, к своему вечному, оно с точки зрения наших белково-нуклеиновых генетических конструкций несколько фантастично. И даже более, чем несколько. Если бессмертие человека состоит в том, что его интеллектуальное направление сохраняется, и возможно его реинкарнирование в будущие поколения, то есть Ваш интеллект войдет в будущие поколения и они там не только Вас вспомнят, но они воспроизведут что-то от Вас. Но и эта проблема еще дискуссионна. Случаи телепортации известны, с истории, с парапсихологии, когда один человек находился в Европе, потом, он исчезал с Европы, а в это время его видели на другом континенте, но это еще надо доказывать транслирование такого переноса, это вопрос будущего.
          Когда Вы имеете клетки, то их воспроизводство имеют пределы, клетки стареют, дробление старых клеток возбуждает, оплодотворяет, как сперматозоиды другие стволовые клетки, они входят на место, старой, но этого резерва становится все меньше и меньше. Теоретически, если им такой стволовой резерв подкидывать, конечно, на какой-то срок можно продлить жизнь соматического тела. Но возникает вопрос, а можно ли продлить интеллектуальное тело?


Продолжение. Страница 2




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



карта сайта

на страницу новостей

это интересно


тихоплав ззотерика бог жизнь человек лечение целитель кретов







Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса