Научная эзотерика. Сайт Татьяны и Виталия Тихоплав



"Проще добиться успеха, чем объяснять всем, почему этого не случилось"

(продолжение)





          Знаете, в экстремальных условиях, когда вокруг стреляют, в голову приходят мысли о вечности. Где-то у меня был эпиграф: "В окопах нет атеистов". Человек размышляет: в любую минуту меня могут убить, но помирать просто так не хочется, хочется верить в бессмертие.
          Например, известный нейрофизиолог Наталья Бехтерева была уверена в том, что душа существует. Еще в советское время я встречался с ней и очень долго беседовал на эту тему. Тогда она не могла об этом писать, но мне сказала: "Алексей Юрьевич, поверь, душа у человека есть, и это открывает ему дорогу в бессмертие". Не настолько природа расточительна, чтобы человек пожил 80 лет, накопил определенную информацию и просто так умер. Мы должны передавать накопленную информацию, развивать опыт, приобретенный в этой жизни. Все в природе развивается, и человек должен развиваться. А 80 лет - слишком короткий срок для этого.
          Если же существует бессмертная душа, то из воплощения в воплощение она растет. В конце концов, душа достигает такой степени зрелости, что ей нет смысла возвращаться в тело - зачем ей лишние испытания? Она остается в невидимом мире и там начинает управлять какими-то процессами. Наталья Бехтерева сказала, что дед ее тоже считал, что душа есть и есть воплощения. Я всегда с большим уважением относился к Владимиру Михайловичу Бехтереву, много слышал о нем от одного из профессоров Ленинградской военно-медицинской академии.
          Этот человек говорил мне, что после разговоров со Сталиным Бехтерева убили, но ряд разработанных им методов взяло на вооружение НКВД.
          Поговорил я с Натальей Бехтеревой и, хотя она для меня, конечно, авторитет, решил проверить ее теорию опытным путем. Мы договорились с КГБ и с их помощью отобрали 20 добровольцев. Их загипнотизировали и дали установку: вспомнить, кем они были в предыдущих жизнях. У кого-то вообще ничего не получилось, но человек 12 вспомнили. Мы передали информацию в КГБ, а они по своим каналам ее проверили и нашли несколько человек, действительно когда-то живших, в том числе в Европе. А там регистрационные книги, как известно, хранятся веками, люди к своей истории относятся очень бережно. Нашли даже дома, где они жили. Да если бы имелось всего одно подтверждение информации, полученной под гипнозом, для меня это уже было бы доказательством того, что есть перевоплощение душ. А тут почти десять человек! По результатам эксперимента мы написали доклад в Политбюро.

          И как отнеслись к этой информации в Политбюро?
          Эксперимент проводили в 1990 г. Пока мы писали, отрабатывали формулировки, чтобы никого не напугать своими выводами, Союз распался, Политбюро разогнали. Я Бакланову (секретарь ЦК КПСС - прим. ред.) успел кое-что рассказать, когда он ко мне приезжал. Но он был не один, и сопровождавшие его люди в один голос говорили, что это ерунда, мракобесие. А когда говоришь с человеком с глазу на глаз, реакция совсем другая - каждому жить хочется и жить долго, помирать никто не торопится.

          Все души перевоплощаются, или все-таки есть какие-то непригодные для перевоплощения?
          Абсолютно все. Тем, кто не развивается - есть же такие люди, - дают шанс, но если душа продолжает топтаться на месте, ее расщепляют. Души - это сгустки энергии и информации.

          А как эти представления соотносятся, скажем, с религиозной картиной мира?
          Вы знаете, я пытался наладить совместную работу с представителями Православной церкви. У меня был хороший друг, который очень интересовался этими вещами - архиепископ Волоколамский и Юрьевский Питирим. Он учился в обычном государственном вузе, но после третьего курса ушел в семинарию. Очевидно, общение с эрудированной студенческой молодежью во время обучения принесло свои плоды, и Питирим отличался широчайшим кругозором и интеллектом. Владыка знал практически всех моих самых одаренных учеников и с интересом наблюдал за их работой. Но остальные церковные иерархи - это другое дело. Они люди тяжелые. Очень тяжелые, политизированные, трудно с ними.
          Я хотел написать книгу о проблеме бессмертия. У меня есть мысли о бессмертии души, на эту тему немало написано, она неплохо освещена у Пестова. Пестов - это ученый, доктор химических наук, который в конце концов ушел в религию. Он очень последовательно и логично обосновывает бессмертие души, следуя от факта к факту.
          Находясь в Чечне, я часто общался с Завгаевым, и мы много говорили на эту тему. Он, кстати, считается одним из потомков пророка Мухаммеда, поэтому бандиты не посягали ни на него, ни на его семью. Но еще до Чеченской войны я задумал сделать что-то общее силами современных философов и представителей разных конфессий, т.е. нечто такое, что не вызывало бы отторжения ни у кого. Примерно в 1993 г. на меня вышла лужковская команда, мне предложили создать программу по формированию мировоззрения и духовно-нравственным ценностям. Идея понравилась, и я обратился к Питириму, к исламским деятелям, мне обещали организовать встречу с буддистами. Люди были готовы вместе работать. Рассчитывал я на академика Топорнина - он тогда возглавлял Институт государства и права. Интеллигент, великолепный человек, терпимый к чужому мнению. В команду исследователей я, безусловно, хотел включить ученых из Института философии и его директора академика B.C. Степина, чьи труды по русскому космизму по глубине анализа превзошли все, с чем мне приходилось сталкиваться до этого.
          Мне хотелось аккумулировать лучшее, наиболее ценный опыт и выстроить целостную программу, но тревожные времена, стрельба по Парламенту, а потом война меня отвлекли - и, считай, все пошло насмарку. А когда я вернулся, команда поменялась. К тому же надо было решать другие неотложные задачи - борьба с преступностью, шпионажем, незаконными поставками оружия и наркотиков. Пришлось все бросить и заниматься этим. Ну а потом началась борьба за власть: что ни напишешь, как ни скажешь, все равно будешь виноват или, еще хуже - всех друг с другом стравишь.
          А еще при социализме был такой случай. Году в 1990 или 1991 Министерство обороны вдруг получает от Горбачева письмо - мол, надо ехать в Узбекистан встречать представителей инопланетных цивилизаций. Некто написал Горбачеву записку о том, что у него есть информация от контактеров, что в такое-то место тогда-то прилетят инопланетяне для установления контактов с нашей цивилизацией. Горбачев прочитал и без всяких комментариев написал: "Язову". Язов без комментариев написал: "Моисееву, начальнику генштаба". А Моисеев написал: "Третьяку, главкому войск ПВО, и Савину". позвонил авторам записки, ребята приехали, мы с ними пообщались, поговорили, и я подумал: а не слетать ли в Ташкент? Я там ни разу не был, поеду с удовольствием. И полетели. Перед этим я позвонил Моисееву и говорю: "Товарищ генерал армии, надо же стрельбовые зенитные комплексы отключить, оголить нашу южную границу". Этот вопрос решался на уровне Политбюро или с Верховным главнокомандующим. Вечером он мне звонит: "Я, - говорит, - беседовал с Горбачевым, вопрос решим, отключим". Напутствуя меня, он сказал: "Когда я был командующим на Дальнем Востоке, несколько раз собственными глазами видел инопланетные корабли. Так что отнесись к этому серьезно".
          Полетели мы в Ташкент с представителями ПВО и человеком, который написал записку, нашли в пустыне точку, которую указали экстрасенсы, и стали ждать. Такое напряжение было - все уже поверили, что прилетят, даже самые большие скептики из ПВО. Ждали-ждали - и ничего. Не получилось. Тут стали хихикать, подначивать мужика, который написал письмо Горбачеву, особенно старался летчик, командир экипажа вертолета.

          Человек, написавший Горбачеву, был военный инженер?
          Гражданский. Этот инженер и говорит летчику: "Ладно, ложись, я тебя загипнотизирую, и мы проверим". Загипнотизировал он летчика и стал задавать ему вопросы, касающиеся некоторых научных проблем. Сеанс мы записали на магнитофон. Летчик этот, человек со средним летным образованием, который не мог обладать соответствующими знаниями, вдруг начал квалифицированно отвечать на довольно сложные вопросы, и так продолжалось минут 30-40. Мы задумались. Вернулись в Москву и доложили, что не получилось, но так аккуратненько доложили, чтобы наш "провокатор" не пострадал. А у меня в голове это дело засело. Подумал я тогда, что физически нам их не поймать, потому что они более развиты, чем мы. Поскольку они прилетели сюда, используя свою далеко ушедшую вперед технологию, а не мы туда, они вправе выбирать - общаться с нами или не общаться. А мы как дикари пытаемся поймать тарелки.
          После этой истории ко мне потянулись уфологи Москвы. Они навели меня на мысль о том, что не надо бегать, охотиться за инопланетянами. Имеется телепатический канал связи, почему бы им не воспользоваться? Я собрал своих коллег и говорю: ребята, есть вот такая гипотеза, давайте ее проверим. Эксперимент проводили в Институте авиационной и космической медицины. Меня облепили датчиками и ввели в состояние гипноза, причем такого, что я все прекрасно понимал и в то же время был отключен. Если тот летчик потом практически ничего не мог вспомнить, то я помнил все. Очень быстро я вышел на какой-то контакт, и пошла информация в форме моих мыслей. Я сам при этом как бы пребывал в "нулевом" состоянии, чтобы не мешать. То, что я говорил, записывалось минут десять. Потом посмотрели записи, проанализировали, и стало ясно, что это один из способов контакта.

          Т.е. это был телепатический сеанс?
          Да.

          С кем-то из "тарелки"?
          Думаю, что даже не из "тарелки", а из другой галактики. Затем подобрал группу добровольцев, человек десять-двенадцать, и провели с ними такой же эксперимент. А потом уже научились устанавливать контакт и без гипноза. Я доложил начальнику Генерального штаба М.П. Колесникову. Он очень обрадовался и тут же начал говорить о перспективах использования нашего открытия.
          Колесников, в отличие от других, много читал - и художественную литературу, и философию, - он очень интересовался нашими работами. По воскресеньям он приглашал меня к себе, и мы с ним часа по три-четыре беседовали на эту тему. Я рассказывал, какие мы планируем провести эксперименты, какие предполагаем получить результаты. Он знал некоторых моих учеников. Они приходили к нему, демонстрировали ему свое искусство. А потом в сложных ситуациях он стал сам вызывать моих сотрудников, и они его консультировали, помогая принять решение.

    Продолжение будет!


Начало. Страница 1




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика



на главную

на страницу новостей

это интересно





Татьяна и Виталий Тихоплав. Что нового


Татьяна и Виталий Тихоплав. Это интересно


Татьяна и Виталий Тихоплав. Лекции



Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны
Сафо, древнегреческая поэтесса